Вячеслав Волошин: «Без исследований правильно оценить риски, связанные с добычей сланцевого газа, невозможно»

18 апреля 2013 в 00:00

Сегодня сланцевый газ и экологические риски при его добыче – предмет пристального внимания общественности. Сообщения об успешной разработке все новых его месторождений по всему миру вызывает настоящий информационный бум и прямо противоположные заявления: от резких «против» до абсолютных «за». Но истина, как известно, где-то посредине. Так угроза сланцевый газ или благо – об этом в интервью с Вячеславом Волошиным, ректором Приазовского технического университета, профессором, заведующим кафедрой охраны труда и окружающей среды.

- Вячеслав Степанович, что, с вашей точки зрения, по-настоящему заслуживает внимания в этой теме? И действительно ли только сланцевый газ достойная альтернатива природному?

- Вы правы: заслуживает внимания не только сланцевый газ. Просто с него началась шумиха. Когда 15 лет назад наши ученые предупреждали, что природного газа осталось на 50 лет, общество отмахивалось: когда это еще будет! А сейчас вот, похоже, жареный петух клюнул. И начался поиск альтернативных источников энергии. В будущем, думаю, как альтернативу и новый источник энергии будут рассматривать и добычу сероводорода из Черного моря, и биогаз Азовского, а не только сланцевый газ.

Позволю себе небольшое отступ­ление. В данный момент аспирант нашей кафедры работает над диссертацией по весьма любопытной теме. Занимаясь технологиями получения биогаза Азовского моря, одним из направлений он выбрал экологическое сопоставление способов получения энергетического газа из разных источников: сланцевый и природный газ, сероводород Черного моря (о котором вообще мало кто говорит, хотя его запасы для Украины огромны) и биогаз Азовского моря. По расчетным данным, которые мы делаем совместно с коллегами из Московского государственного университета им. Ломоносова, за сезон из Азовского моря может выделяться порядка 60 - 70 миллиардов кубов биогаза, в составе которого есть до 90% высококачественного метана. Наше море мелкое, биологические процессы окисления и гниения проходят очень часто и быстро. Донные бактерии археи перерабатывают тонны органики и выделяют почти чистый метан. Эти газы скапливаются под илом, под песком, образуя каверны. Эти каверны мы постоянно изучаем и утверждаем, что из них можно извлекать биогаз. По крайней мере, как региональный источник его можно было бы использовать. Никаких буровых при этом строить не надо. Технология добычи проблематична, но доступна и экологически безопасна. Наши исследования показали, что при этом не меняется воздух у моря, не возникает угрозы ни для животных, ни для растительности, ни для человека. Исследования необходимо продолжать.

- А что касается добычи сланцевого газа и экологических рисков, связанных с ней?

- Учитывая, что тектонические изменения происходят на Земле все время, этот газ мог бы быть устойчивой альтернативой природному, если бы за миллионы лет не «занырнул» в 25 раз глубже, чем природный – в среду сланцев: в породы, напоминающие слоистую губку. О его существовании знали всегда, но добычу считали очень дорогой и поэтому нерентабельной. Но по мере того как росли цены на природный газ, цена вопроса добычи сланцевого газа уже не казалась столь высокой. Украинские ученые, к сожалению, плотно не занимались этим вопросом, и мы мало знаем обо всех нюансах добычи такого газа. Способ, который используют американцы, называют «фрэкингом» и чаще всего у нас это переводят как «гидроразрыв пласта». Суть метода в том, что огромное количество воды под высоким давлением закачивают в подземные горизонты, разрушая твердую слоистую породу и высвобождая газ. (Природный газ, кстати, добывается почти так же, только для его добычи такое высокое давление и такие усилия не нужны). Загвоздка в том, что добытчики ломают структуру сланцевых пород залегания только локально, и, следовательно, только часть газа выделяется. А дальше – снова неподвижная структура, и требуется еще более высокое давление или новые скважины. Чтобы повысить подвижность и уменьшить сцепление, в воду добавляются различные химические компоненты и иногда песок. Противники добычи стоят на том, что химические вещества, попадая в грунтовые воды, потом негативно влияют на питьевую воду, на животных и людей… Сторонники возражают, мол, химических веществ там полтора процента: на одну тонну воды 15 кг «гадости». Специалисты от экологии понимают, что, когда в землю, даже поверхностно, забрасываются какие-то синтетические активные вещества или СПАВы, все равно не здесь, так там, они прорвутся. Потому что геология Земли – живой организм. В этом есть логика, и, возможно, речь идет всего лишь об отсроченном действии негативного влияния. Одним словом, в чем-то можно возразить, в чем-то согласиться с оппонентами. Без исследований правильно оценить риски невозможно.

- А вас как ученого устраивает то, что добычей сланцевого газа в Украине будут заниматься американцы, имеющие, как говорят, в этом деле большой опыт и добившиеся энергетической независимости?

- Меня, как ученого, не устраивают те технологии, которые предлагают использовать. Сходу привезти сюда чужие технологии, скажем, из Саудовской Аравии, где тоже, кстати, приступают к добыче сланцевого газа, или в пустынных землях США, неправильно. У них пустыни, а у нас жилые районы кругом, рекреационные зоны. Да и гидроразрыв, по моему мнению, не самая рациональная промышленная технология. В инженерии существуют и другие, гораздо более эффективные. К примеру, электрогидравлический удар с применением электрического импульса высокого тока. Но это мое мнение. И, уверен, есть и другие варианты. Это я к тому, что в данной проблематике есть масса вопросов для изучения. Мы же, в лучшем случае, получаем исследования слабые и явно недостаточные. И, если у нас есть время, давайте будем разрабатывать отечественные технологии. Разведывать месторождения, учиться добывать, применяя эффективную водоочистку, чтобы максимально защитить наши густонаселенные территории и важные водоносные объекты. Газ и альтернативные источники энергии всюду. Поговорив с водопроводчиками в Донецке, вы узнаете, что прежде, чем залезть в городской канализационный люк, они вначале открывают его и производят так называемую дегазацию. Хочешь-не хочешь, а под землей всегда есть метан – и надо это учитывать.

- Значит, сейчас самое время поговорить о шахтах нашего региона и метане, который там скапливается?

- Да, это важный момент. У нас много брошенных шахт, и это тоже колоссальнейший ресурс, который пока страна не использует. Хотя этот вопрос учеными исследован: над ним поработали ученые из Донецка, Харькова и Киева. Согласно их разработкам, метан можно организованным образом получать и использовать. Предлагается под землей, без доступа воздуха, выжигать пласты угля и выбирать метан. А не вентилировать шахты, чтобы газ вышел. Кстати, экологически это безопасно. Вот ресурс, в который деньги надо вкладывать. Я вас уверяю, что когда-нибудь у нас будут вырабатывать метан и из каменного угля. Жизнь заставит – дойдет очередь и до Черноморского сероводорода. Турки с японцами строят станцию по добыче сероводорода на южном берегу Черного моря, а у нас денег нет.
Хотя наши потребности в альтернативных источниках не меньшие. И природный газ, кстати, тоже будут добывать. Его запасы еще есть у нас на шельфе Черного моря…

- Что бы вы сказали, если бы от вас зависела судьба общественного мнения относительно разрешения дилеммы: добывать-не добывать сланцевый газ?

- Моя точка зрения такова: поисками собственных источников энергии пренебрегать нельзя. Надо изучать вопрос. Возможно, начать с того, что вернуться к хорошо забытому старому. К примеру, вернуться к Шебелинке в Харьковской области, где добывали природный газ на весь Союз. А в это время финансировать научные исследования, вкладывать деньги в отечественную науку, и вести поиски путей к энергетической независимости.

Необходимость очевидна. Украине требуется около 70 миллиардов кубов газа в год, а добываем мы своими силами только 15-17 миллиардов кубометров. Остальное пока вынуждены покупать. В то время как по запасам сланцевого газа наша страна занимает четвертое место в мире. Поэтому просто необходимо изучать вопрос, учиться добывать его без риска для окружающей среды.

Если бы украинским ученым дали возможность поработать, уверяю вас, они нашли бы более эффективный, более рациональный способ добычи сланцевого газа, а главное – безопасный.

Человечество сегодня не настолько богато, чтобы в условиях дефицита энергоресурсов на планете бросаться любым из источников углеводородов. Поэтому, в частности, добыча сланцевого газа будет осуществляться. Сегодня, завтра или послезавтра, но будет. Альтернативы нет. Вопрос в цене, которую мы за это будем платить. Я уверен, что существующим технологиям добычи сланцевого газа должна быть альтернатива. Людям понадобятся новые, более безопасные способы высвобождения газа из плотных сланцевых пород. И здесь последнее слово должно принадлежать ученым.