Турист, журналист, писатель

27 марта 2018 в 14:31

Ветерану «Ильичевца. Город» Юрию Некрасовскому – 80!

Юрий Яковлевич – личность в Мариуполе известная, особенно среди туристов. Еще бы, в свое время его даже называли туристским мэром города. Во многом благодаря ему эта сфера в Мариуполе успешно развивалась. А о журналистских и писательских заслугах говорит тот факт, что из-под его пера вышло более 20 книг, рассказывающих об истории меткомбината имени Ильича, Мариуполя и развитии туризма. Сегодня Юрий Яковлевич по-прежнему возглавляет турклуб Кальмиусского района и периодически публикуется в нашей газете. Некрасовский – интересный собеседник, может часами рассказывать одну историю за другой из своей туристкой и журналисткой жизни и, несмотря на почтенный возраст, за словом в карман не лезет.


Фото Анатолия Кононова: Работалось легко. В библиотеке профкома металлургического комбината имени Ильича к юбилею Юрия Некрасовского открыта выставка его книг.

ДВА ЗАВОДА И ОДНА ГАЗЕТА

– Юрий Яковлевич, знаю, что у вас техническое образование, как вы стали журналистом?

– Родом я из Днепропетровска. Окончил с красным дипломом Днепропетровский горный институт по специальности «Горный инженер-механик» и вместе с шестью своими однокашниками в 1960 году был направлен на Ждановский завод тяжелого машиностроения, который в те времена делал горные машины, экскаваторы, машины для проходки шахтных стволов и другие. Откровенно говоря, думал, что уже через полгода, максимум через год, уеду отсюда. Если бы мне тогда кто-то сказал, что я здесь задержусь на 58 лет, я бы очень сильно смеялся.

Мы работали в конструкторском отделе, там было 135 вакансий и всего 17 работников. Завод делал скальные экскаваторы, и они уже шли в производство, на нашей семерке все держалось.

Через год мы смогли получить все разряды и звания. Когда директором завода стал Владимир Карпов, к которому я до сих пор отношусь с огромным уважением, он узнал, что пацаны, которые в прошлом году окончили институт, уже получили первые и вторые категории и высшие пределы окладов. И тогда Карпов задним числом заставил нас написать рефераты, чтобы было основание для наших категорий и зарплат. Лучше всех написал Сашка Гамарник, он потом был редактором газеты «Комсомолец Донбасса», его работа называлась «Экскаватор как таковой», он доказывал в ней, что экскаватор – это не бульдозер. Я же, зная, что это толком никто читать не будет, написал труд «Влияние деторождаемости в Полинезии на производственную программу цеха МСБ-10». Конечно, главный конструктор не рискнул показать Карпову наши сочинения. В «Тяжмаше» я проработал семнадцать лет, а в 1978 году перешел на металлургический комбинат имени Ильича.

– В редакцию «Ильичевца»?

– Нет, газета «Ильичевец» вошла в мою жизнь позже. А сначала я стал заместителем начальника цеха здоровья и благоустройства меткомбината. В моем подчинении в летний сезон работало 1600 человек, была первая горбольница, санаторий-профилакторий, оба дворца культуры, катера и яхты, пионерлагерь, 26 цеховых баз отдыха.

Ну, а в «Ильичевец» в 1988 году меня пригласил Николай Варчук, бывший в то время редактором газеты. Я тогда по переводу работал в 99-м училище, читал учащимся курс «Устройство и эксплуатация кранов металлургического производства». Признаюсь, мне было там необыкновенно скучно, хотя рабочий день был занят. Варчук пригласил меня корреспондентом на полставки. В общей сложности в «Ильичевце» я проработал с 1988 по 2010 год. У меня дома есть восемь альбомов, куда я вклеивал написанные мной статьи, вырезанные из газеты. В основном писал об истории комбината и его цехов.

Но публиковаться начал гораздо раньше прихода в «Ильичевец», это было связано с туризмом. И моя первая книга называлась «Туристичні табори», написал ее, когда работал в «Тяжмаше».

ЧТОБЫ НИКОГДА НЕ ПОВТОРЯТЬСЯ

– Туризм – одно из самых главных увлечений вашей жизни. Расскажите, как все началось?

– Мой отец до войны со своими приятелями прошел все перевальные дороги Кавказа, но меня с собой никогда не брал. В свой первый поход я отправился, когда учился в девятом классе, в 1954 году. Прошел маршрут Днепропетровск – Павлоград – Днепропетровск. Как-то на втором курсе я отправился в поход на Кавказ, мы попали на Военно-­Сухумскую дорогу. Клухорский перевал, послевоенное время, каждую группу сопровождает конная милиция. И вот когда я шел по берегу Клухорского озера, на меня сверху съехал милиционер на своей кобыле. В воду я не упал, но руку мне сломали. Меня отправили в Сухуми, в военный госпиталь. Приятелям всем сказал, чтобы ничего не говорили отцу, мол, я остался на уборку винограда. Но отец, зная меня, не поверил. Когда он приехал в госпиталь, где я лежал, то сказал: слава Богу, с туризмом покончено. Но он ошибся.

На третьем курсе я уже получил инструкторские права, на Краснополянской турбазе под Сочи, работал там два летних сезона. В студенческие годы я прошел очень много маршрутов, множество групп водил. Получал удовольствие, когда работал с болгарами, венграми, поляками, и никакого – когда приходилось вести американцев. Те непрерывно приставали с вопросами: почему я, студент, работаю на турбазе, мне что, не хватает денег? Рассказывать им, что у меня папа – доктор технических наук, профессор, проректор горного института и что мне на жизнь хватает, было бесполезно – они не верили.

– Вас называют основателем туристского движения в Мариуполе. С приездом в наш город вы продолжили ходить в походы?

– Свою первую группу из «Тяжмаша» я повел в поход уже через год, в 1961-м, в Красную поляну. Спустя несколько лет вместе с Владимиром Карповым мы построили турбазу в Архызе в 1964 году. На комбинате имени Ильича я тоже сразу стал водить группы.

Обычно после походов мы писали статьи в газеты – в «Ильичевец» и  «Приазовский рабочий».

А еще мы должны были писать о походах отчеты, причем примерно на уровне кандидатской диссертации. Когда получил разряд кандидата в мастера, я прошел Матчинский горный узел (Памиро-Алтай). Вел группу тяжмашевцев на надувных плотах по реке Матче. Это был поход высшей, пятой категории сложности. И когда мне сказали, какой объем отчета я должен написать, послал всех к черту и так и остался кандидатом в мастера. Хотя у меня высшее тренерское звание по туризму – старший инструктор-методист. В общей сложности я прошел 46 категорийных походов.

– Какие маршруты вам больше всего нравились?

– Маршруты я почти не повторял, ходил на те объекты, которые меня интересовали, больше всего походов по полярному и приполярному Уралу. На полярном Урале я только один маршрут прошел дважды, по реке Собь. 14 лет подряд ходил по притокам Печоры.

– Чем же вас тот край привлекал?

– Там богатейший край, замечательная охота, рыбалка, чистейшая тайга. Из любой лужи можно пить – ничего не подхватишь! Абсолютное отсутствие населения. Вообще, там, на севере, люди совершенно иные, нет агрессии и жлобства. Если над тобой пролетает вертолет и видит, что стоит туристская группа, он обязательно опустится на небольшую высоту и сбросит записку: «Что-нибудь нужно?»

 «ОГНЕННОЕ СТОЛЕТИЕ» СТАЛО НАЧАЛОМ

– Юрий Яковлевич, работая в «Ильичевце», вы писали не только статьи, но и книги.

– Здесь первой книгой было «Огненное столетие», написанное к юбилею металлургического комбината имени Ильича. Сначала над ней работал мариупольский писатель и краевед Лев Яруцкий. Он успел многое, три месяца провел в публичной библиотеке Санкт-­Петербурга, где нашел все отчеты заводов «Никополь» и «Провиданс», даже пытался выехать в Бельгию. С ним уже хотели заключить договор на издание этой книги и попросили написать первую главу. Он написал. Глава называлась «Антон Павлович Чехов и металлургические заводы Юга». На 30 страницах машинописного текста он рассказывал, что Чехов очень хотел посмотреть на быт металлургов, но не доехал до Мариуполя. После этого работать над  книгой поручили мне. На «Огненное столетие» у меня ушло четыре месяца. Она начинала печататься как приложение к газете «Ильичевец», каждый месяц выходил томик по 50 страниц.

После выпуска этой книги написал о 55-летии цеха ремонта металлургических печей, потом о других цехах. Всего на комбинате у меня вышло 22 книги.

СЕМЕЙНАЯ ТРАДИЦИЯ

– Еще одной вашей страстью являются марки.

– Да, это так. Когда я учился в 9 классе, умерла моя мама. Старший брат, чтобы я так горько не переживал и мог сдать выпускные экзамены, а затем поступить в институт, подарил мне свои альбомы с марками, которые начинал собирать еще наш дед.

Когда учился в институте, отец не забирал у меня стипендию, я мог тратить ее на марки, туризм и книги. Потом решил, что нельзя собрать все марки, и остановился на таких направлениях: Советский Союз, США, Германия. Последнюю оставил потому, что вернувшиеся после войны офицеры продавали таким пацанам, как я, немецкие марки в больших количествах.

В Мариуполе же сосредоточился на украинских марках и марках, посвященных туризму, – это отдельные коллекции. Сейчас у меня есть полностью все, что успела выпустить Украина.

Коротко о главном

– Если бы была возможность, какой маршрут вы прошли бы снова?

– По реке Большая Сыня. Необыкновенной красоты местность! Берега этой реки называют геологическим музеем.

– За что вам никогда не будет стыдно?

– За мою производственную деятельность мне не стыдно, я честно работал.

– Что нужно, чтобы вернуть популярность туризму?

– Отдать эту сферу под контроль профсоюзов, как раньше. Они были для туризма мощнейшей материальной базой.

– Сколько книг в вашей библиотеке?

– Если не считать тоненькие, страниц по сорок, а брать во внимание солидные тома, то около трех тысяч. Самые любимые – произведения Ильфа и Петрова, Антона Чехова, Михаила Булгакова, Михаила Коцюбинского, Панаса Мирного, О’Генри, Бернарда Шоу. Прочел все 40 томов Агаты Кристи. Но перечитывать готов книги отдельных авторов, среди них работа не писателя, а ученого Юрия Ефремова «Тропами горного Черноморья».

– Чего не хватает современным СМИ?

– Свободы и объективности.

Анастасия Дмитракова