Тараканы, Ленин и королева Елизавета: кому пишет постаревший Ванька Жуков

27 ноября 2014 в 00:00
На сцене Донецкого академического ордена Почета областного русского драматического театра - премьера. Вниманию местных театралов Мариупольская драма представила спектакль «С приветом, твои тараканы!», поставленный Анатолием Левченко по мотивам пьесы современного драматурга Олега Богаева «Русская народная почта».

В средине 90-х пьеса Олега Богаева «Русская народная почта» получила высокую оценку критиков - в 1997 году произведение было удостоено премии «Антибукер». И неспроста: Олег Богаев продолжает в нем извечную тему русской литературы - страдания маленького человека.

Роль главного героя пьесы - Ивана Сидоровича ­Жукова, одинокого пенсионера, доживающего свой век в однокомнатной квартире и пишущего от скуки самому себе письма, исполнил ведущий мастер сцены Анатолий Шевченко. Это бенефис актера в честь его 60-летия.

Фамилия героя сразу отсылает нас к чеховскому «Ваньке». Чтобы зрителю были понятны параллели с творчеством Антона Павловича, по задумке Анатолия Левченко у спектакля появился эпиграф: историю о старике предваряет сцена, в которой Ванька Жуков в исполнении юного актера Олега Гордеева пишет «на деревню дедушке».

Олег Богаев дал ­своей пьесе подзаголовок «Комната смеха для одинокого пенсионера в одном действии»; на сцене Мариупольской драмы границы этой комнаты раздвигаются, впуская в нее героев стариковских снов и адресатов его писем - Владимира Ленина, английскую королеву Елизавету Вторую, или, как называет ее Иван Сидорович, «Елизавету Два», Иосифа Сталина, Василия Ивановича Чапаева, летчика-космонавта Севастьянова, Любовь Орлову и даже… марсиан с тараканами. Они ссорятся и спорят, выясняя, кто довел старика до такой жизни - капиталисты или коммунисты, и претендуют на его жил­площадь.

За кажущейся абсурдностью диалогов и комизмом происходящего скрывается глубокая трагедия одинокой старости, человека, никому не нужного, которого даже с днем рождения поздравить некому.

По большому счету, в этой пьесе почти нет событий, и тем сложнее Анатолию Шевченко передать страдания героя, вскрыть всю остроту и сложность проблемы одиночества. Нет никаких сомнений, что со своей задачей актер справился мастерски - от его пронзительных монологов, обращенных к самому себе, порой щемит серд­це.

Безусловно, новая постановка - из тех, что вызывают споры. Не все зрители смогли досидеть до конца спектакля, который, кстати, шел без антракта. Но таких было не много.