Свернуть бы шлаковые горы

Почему отходы промпроизводства накапливаются, вместо того чтобы использоваться на стройках?

12 апреля в 18:45

Раньше шлак был основным материалом, который использовался при строительстве жилых домов и автотрасс в Мариуполе. Одно время им засыпали дороги в частном секторе, но затем от этой практики решили отказаться. Хотя это не вся сфера применения – мариупольский шлак отлично подходит для производства портландцемента и бетонных конструкций, удобрений и берегоукрепления с созданием насыпных островов. Главное – правильно шлак использовать.

Почему сегодня ценное сырье остается невостребованным и как можно решить проблему – выясняла наша газета.

Приход в разы больше, чем расход

В Мариуполе возвышающиеся искусственные насыпи бросаются в глаза, но отнюдь не красят городские виды и морской пейзаж. Азовстальская «шлаковая гора» расположена у самого берега моря, ильичевская – недалеко от донецкой трассы. Еще одна – «нерабочая» – на улице Макара Мазая, от ЧАО «Азовобщемаш» она перешла в собственность к ООО «Скраб», которое одно время занималось ее переработкой.

На мариупольских меткомбинатах отмечают, что шлаковые накопления, полученные от доменного и сталеплавильного производства, растут. На комбинате имени Ильича проблема существует более десяти лет, причем в последние четыре года она обострилась. На «Азовстали» шлака образуется в разы больше, чем удается сбыть. Содержание металла в конвертерных и доменных шлаках (до 15% металлического и 27% оксидного железа) делает их ценным сырьем. И современные технологии позволяют извлечь металл фактически из грязи. Это не только уменьшает шлаковые отвалы и их влияние на экологию, но и снижает себестоимость продукции. На меткомбинатах работают мощные американские установки АМСОМ. Одна такая установка за час может перерабатывать более 300 тонн шлака для дальнейшего извлечения металлосодержащих компонентов (скрапа). Но это не решает проблему глобально, шлак все равно нужно вывозить. Вопрос – куда и за какие средства.

Шлак стоит копейки, а вот привезти его – тысячи

Как отмечают металлурги, желающих оплатить вывоз промотходов нет, причина – цена транспортировки в разы превышает стоимость самого шлака. К тому же пропускная способность на главном железнодорожном направлении в Мариуполь (участок Пологи – Камыш-Заря) очень ограничена.

Ежегодно до 300 миллионов тонн металлургического шлака во всем мире отправляется в отвалы.

Появляются новые технологии, развивается отрасль, производители металла постепенно приходят к очевидному решению: полная утилизация шлаков и возможна, и необходима. В мире показатель переработки техногенных отходов достигает 80-90%, тогда как в Украине всего 10-15%.

Шлаковый отвал на улице Макара Мазая не наполняется, до начала военных действий на Востоке Украины отходы производства здесь перерабатывали, потом возникли проблемы со сбытом, и эти работы прекратились.

«Мы занимались переработкой и магнитной сепарацией, извлекали из шлака металлосодержащие элементы, в результате шлаковая гора визуально уменьшилась в объеме примерно на 10-20%, точных подсчетов мы не вели, – рассказывает директор предприятия «Скраб» Василий Коротков. – Планируем возобновить деятельность, так как переработка шлака в принципе выгодна, рано или поздно спрос на него будет, сейчас тонну шлака продают по цене от 25 до 200 грн. Но пока нет четкого понимания, когда работы возобновятся. Количество потребителей уменьшилось, трудно наладить связь с потенциальными покупателями, одна из причин – на транспортировку приходится львиная доля затрат. Нашему предприятию не хватает финансовых средств, долгое время мы простаивали, технологический комплекс пришел в упадок».

После извлечения металлосодержащих элементов шлак становится химически неактивным и безвредным, в нем остаются глина и песок, отмечает директор «Скраба». По его словам, чтобы переработать всю шлаковую гору на улице Макара Мазая, необходимо два-три года при условии, что работать придется круглосуточно.

Нужна поддержка государства

В странах Европы на законодательном уровне прописаны ограничения по использованию природных материалов. 

«Например, в Германии только определенный процент природного материала можно использовать при строительстве тех же дорог, а остальной материал должен быть техногенным, который производится в результате деятельности человека. В Украине дешевле купить щебень, чем везти шлак за 200 км даже по условной цене 1 грн за тонну, в такой ситуации отходы металлургии мало кого интересуют», – считает Ваагн Мнацаканян, директор департамента по вопросам экологии, энергоменеджмента, охраны труда и гражданской безопасности Мариупольского горсовета.

И пока не будет государственной политики, пока не будут прописаны определенные правила игры в этом вопросе, шлак не будет массово применяться. В Мариуполе принята программа жилищного строительства, в этой связи рассмотрят возможность использования местного шлака. Пока же его использует «Мариупольавтодор», но только там, где это не противоречит законодательству, отмечают в департаменте по вопросам экологии.

«Пока не принят закон об обязательном использовании шлака в строительстве, единственный выход – высыпать в отвалы, – отмечает доктор химических наук, профессор, председатель экологического совета Мариуполя Алексей Капустин. – На шлаковых отложениях можно высадить растения, и таким проектом я занимался».
По словам профессора, в Старом Крыму после добычи гранита остались карьеры, их засыпали шлаком. Чтобы не загрязнять Кальчик, решили закрыть поверхность отвалов глиной и высадить дикорастущие растения или ореховую рощу. Это позволяет сохранить природу. Но это можно сделать лишь на тех карьерах, что уже закрыты. Это путь реальный и, в общем-то, не такой уж дорогостоящий, считает Алексей Капустин.
«Если меткомбинаты захотят реализовать такой проект, мы их поддержим, – заверил Ваагн Мнацаканян, он также рассказал о том, что существует государственная стратегия по обращению с отходами. – Мы подавали несколько предложений, в том числе и по шлаку, чтобы на государственном уровне в рамках ДБН закрепить определенные правила игры».

Без госрегулирования – никуда

Проблемой шлака обеспокоен и городской голова Мариуполя Вадим Бойченко:

«Решение надо принимать уже сейчас, вопрос не то что назрел – он перезрел. Но его решение находится в законодательной плоскости. Сегодня мы можем шлак погрузить на баржу и отправить морем. Есть заказы итальянцев, которые готовы его покупать. Почему они этого не делают? Потому что из-за транспортировки этот шлак становится дорогим. Если бы государство приняло льготы на железнодорожные или морские перевозки, эта продукция была бы востребована. В Европе при проведении дорожного строительства используют не щебень, а шлак металлургического производства. Сегодня в Украине речь идет о глобальной стройке дорог, в том числе бетонных, о платных дорогах. Впишите, пожалуйста, пункт, что шлак должен использоваться в дорожном строительстве, и это сразу решит проблему. Еще нас сдерживает логистика – это узкое горлышко между Мариуполем и Запорожьем».

Генеральный директор меткомбината «Азовсталь» Энвер Цкитишвили также считает, что нужна государственная программа, чтобы шлак реализовывать на строительство дорог:

«Металлурги готовы отдавать его по цене, которая устроит всех. Сам по себе шлак недорогой, однако, если его привезти во Львов, он становится в буквальном смысле слова «золотым», потому что таковы тарифы «Укрзалізниці». Вот почему сегодня дешевле добывать щебень. Но это наносит непоправимый вред природным ресурсам, разрушает ландшафт».

Если использовать мариупольский шлак на ремонт дорог только в Донецкой области, по мнению Энвера Цкитишвили, без государственной программы также не обойтись:

«Нужен закон, который бы определял ведомствам сроки ремонтов и периодичность строительства новых дорог, а Кабмин обязывал бы выделять на это бюджетные средства».

А что же государство?

Судя по тишине в Минэкологии и Мининфраструктуры, решений по шлаковому вопросу там не готовят

Шлаковая проблема, с которой столкнулся Мариуполь, актуальна для всего Донецкого региона. Заместитель начальника отдела обращения с отходами Департамента экологии и природных ресурсов Донецкой облгосадминистрации Марина Тынор уверена, что предприятия, деятельность которых приводит к образованию шлака, должны решать проблему их накопления и дальнейшей утилизации, а со своей стороны обещает разработать региональную программу по обращению с промышленными отходами, выполнение которой позволит решить вопрос со шлаком.

Мы направили запросы в Минэкологии и Мининфраструктуры с просьбой разъяснить, как государство намерено решать шлаковый вопрос. Но за полтора месяца они так и не удосужились раскрыть планы – возможно, их нет? Хотя очевидно, что нужны новые правила игры для целой отрасли, в том числе в дорожном строительстве. Без партнерского вмешательства государства сделать это очень сложно. Один из вариантов – взять на вооружение европейский опыт. Если продукцию из металлургических шлаков используют в строительстве немецких автобанов, что мешает сделать то же с украинскими дорогами?

Юлия Франжева