Ожидаемое чудо Виктора Пелевина

25 октября 2017 в 13:20

Как говорится, с минуты на минуту в свет должна выйти новая книга культового автора нескольких поколений

Называется она iPhuch 10 и еще задолго до своего выхода вызвала ажиотаж в среде критиков, издателей и поклонников творчества скандального автора. Первые поспешили назвать этот труд «лучшим романом Виктора Пелевина за десять лет».

Интерес подпитывает и сам загадочный и мрачноватый образ писателя. Автор почти не общается с прессой, не участвует в публичных мероприятиях и вообще ведет довольно затворнический образ жизни. «Зачем Пелевину вся эта бесконечная таинственность, зашифрованность, которая создает повод для безумной конспирологии? Существует даже мнение, что никакого Пелевина давно нет, а вместо него пишут другие люди. И хорошо, если это не дрессированные пингвины» – на такой вопрос-реплику недавно пришлось отвечать постоянному редактору писателя Ольге Аминовой.

«Да, у него весьма характерный стиль, который можно сымитировать без проблем, и сегодня есть множество эпигонов, пишущих «под Пелевина», – ответила редактор. – Но никто из них не порождает с такой же регулярностью таких идей, таких чеканных формул и образов. Соединить несоединимое, выдать одно за другое, показать абсурдность или поразительную глубину какого-нибудь избитого выражения – такое может только Пелевин, так что не в одном стиле дело. Ядро его читательской аудитории – это, в первую очередь, городская молодежь. Удивительным образом сам Пелевин стареет, а его читатель остается молодым. Безусловно, у него есть поклонники и за сорок, вроде меня, которые росли с его книгами. Какая-то часть прежних читателей отпадает, но добавляются другие, для которых новая книга Пелевина становится первой».

Итак, о чем ожидаемый шедевр? Если коротко – о литературно-полицейском алгоритме Порфирии Петровиче, который расследует преступления и пишет романы. Правда, как считает литературный критик Галина Юзефович, текст, маскирующийся под роман, на самом деле интимно-интеллектуальный дневник самого писателя, из которого можно узнать, что же волновало Пелевина на протяжении последнего времени.

Неделя запрещенных книг

В США прошла уже традиционная социальная акция, чтобы напомнить о свободе публикаций и необходимости борьбы с невежеством. Как правило, рейтинги книг, на которые жалуются и просят запретить, составляют на основе обращений недовольных в библиотеки и библиотечные организации.

Рейтинг великих книг, которые в свое время пытались запретить:

 «Зов предков» Джека Лондона

В 1929 году роман был запрещен в Италии и Югославии из-за излишнего радикализма. Ярые сторонники социализма даже сжигали книгу на кострах.

«Гроздья гнева» Джона Стейнбека

Несмотря на то что роман получил и Пулитцеровскую, и Национальную книжную премию, в США было много недовольных произведением. Целый ряд общественных движений требовал запретить его из-за пропаганды коммунистических ценностей. Жители Керн Каунти считали, что автор написал неправду о самой местности и тяжелых условиях труда.

«На Западном фронте без перемен» Эриха Марии Ремарка

В 1929 году писатель рассказал о сильнейшем психологическом и физическом стрессе, с которым столкнулись солдаты на войне. Но реализм книги не сочетался с намерениями нацистских лидеров, которые пытались запретить роман. Они боялись, что успех книги сведет на нет всю их пропагандистскую работу.


«Скотный двор» Джорджа Оруэлла

Каждый, кто читал этот роман, понимает, почему он попал под запрет в Советском Союзе. В сороковые годы прошлого века его не смогли читать в Германии и Югославии, а также Кении в 1990-е. А в ОАЭ он был запрещен еще совсем недавно – в начале 2000-х.

«Лолита» Владимира Набокова

Даже сейчас находятся те, кто требуют запретить книгу о профессоре, одержимом двенадцатилетней девочкой. А в 1955-м, когда «Лолита» была впервые опубликована, ее ждал шквал возмущений. Ряд стран, среди которых Франция, Англия, Аргентина, Новая Зеландия и Южная Африка, запретили книгу из-за ее непристойности.

«Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера

Чтение этой книги среди подростков считается чем-то вроде обряда инициации. Но в 1951 году, когда книга была опубликована, читателям было нелегко получить ее на руки. Из-за своей депрессивности и довольно частого употребления писателем ненормативной лексики книга стала самой запрещаемой в школах и библиотеках США.

«Дающий» Лоиса Лоури

Среди обвинений, прозвучавших в адрес этой подростковой антиутопии, фигурировали, например, такие: «искажение представлений о материнстве», «пропаганда суицида», «пропаганда эвтаназии». Книгу до сих пор исключают из списков для чтения в отдельных школах по требованию родителей.



Светлана Кузминская