Осторожно: опасная зона!

21 апреля 2017 в 17:16

Как бороться с недостроенными и заброшенными зданиями Мариуполя

Они находятся в густонаселенных кварталах, среди жилых домов. Мы проходим мимо них каждый день. Для наших с вами детей они представляют собой неизведанную и притягательную территорию, тайны которой хочется непременно разгадать… Таких недостроенных зданий, таящих потенциальную опасность для живущих рядом людей и любознательной детворы и подростков, в Мариуполе десятки. Строительство большинства из них было заморожено еще много лет назад, и нет средств ни на достройку, ни на демонтаж.

Мариуполь глазами сталкера

В американском городе-призраке Детройте примерно 80 тысяч разрушенных и заброшенных зданий. Мариуполь, по счастью, ему сильно «проигрывает»: недостроев и «заброшек» в нашем городе в разы меньше. Попробуем на некоторое время стать сталкером и собственнолично испытать, как это – оказаться в фантасмагорической реальности «мертвых» домов.

Пожалуй, самый известный мариупольский долгострой, снискавший печальную славу дома-убийцы, – так называемая «суицидка» на улице Олимпийской, 79-а. Мрачный остов заброшенной высотки виден издалека. Жители окрестных домов смирились с ее присутствием, однако проходить мимо нее и сами побаиваются, и детям своим запрещают. Ровно 10 лет назад здесь произошла резонансная трагедия – 17-летняя девушка свела счеты с жизнью, шагнув с 11-го этажа. Четыре года спустя упал в шахту лифта и разбился молодой парень. В 2012 году здесь произошел очередной случай суицида. «Говорят, что эту 17-этажку начали строить еще в 1989 году, но прекратили из-за финансовой ситуации в стране – не хватило средств, – рассказала местный старожил, жительница соседнего дома №79 Светлана Иванченко. – Вечером, да и днем тоже, тут опасно ходить – были случаи ограбления, кроме того, здесь частенько собирались люди подозрительного вида. Мы боимся за своих детей, которым интересно лазить по этажам и забираться на крышу, откуда, как говорят, видно даже море».

Еще недавно на эту территорию можно было попасть почти беспрепятственно. На первом этаже и вокруг здания валялись бетонные обломки, доски, кирпичи, пустые бутылки и груды мусора.

По полуразрушенной лестнице, которая достигает 11-го этажа, можно было добраться до верха, но воспользоваться ею приходило в голову только самому отчаянному смельчаку. В настоящее время проемы первых трех этажей страшной «суицидки» заделали бетонными блоками, кроме того, дом взяли под охрану.

В 14-этажке на пересечении улиц Успенской и Куинджи строители успели оштукатурить стены и даже кое-где оклеить их обоями, вставить оконные рамы и дверные проемы. Здесь также были случаи суицида или его попытки – в 2013 и 2015 годах. Сегодня попасть сюда затруднительно: дом-призрак огражден, а окна и двери первых этажей замурованы (впрочем, это не мешает некоторым недобросовестным людям сбрасывать за забор мусор).

Дурной славой пользуется и 3-этажное недостроенное здание школы на улице Филиппа Орлика. Оно также огорожено бетонным забором, но попасть на его территорию с легкостью можно через открытый проем размером метр на полтора. «Здесь часто собираются наркоманы и пьяницы, а подростки играют в модный квест, – делится Григорий Станишевич, житель улицы Гранитной. – Сюда бегают мои двое сыновей – 12-ти и 15-ти лет, мы не раз уже разыскивали их среди этих развалин. Им интересно поиграть в «диггеров» и «сталкеров», а мы, родители, места себе не находим…»

Завершить незавершенное

Подобные опасные зоны существуют в каждом районе нашего города, и что с ними делать дальше, затрудняются сказать даже городские власти. Да что там, – нет и четкого перечня объектов незавершенного и заброшенного строительства.

По информации начальника управления государственного архитектурно-строительного контроля Дмитрия Пызина, в нашей стране существует единый электронный реестр объектов строительства. «Количество недостроенных объектов – величина непостоянная, поскольку ежедневно в реестр вносятся новые данные о начале строительных работ, – объяснил Дмитрий Пызин. – Действующим законодательством не предусмотрено установление срока проведения строительных работ». Что касается дальнейшей перспективы недостроенных или разрушенных зданий, ее определяют владельцы данных объектов.

«Чаще всего причиной появления недостроенных объектов является отсутствие финансирования в полном объеме, – рассказал начальник городского управления капитального строительства Валерий Шевченко. – Перспективы незавершенного строительства – его возобновление или консервация, но для этого тоже необходимы средства».

Снести или достроить?

Для того чтобы обязать собственника недостроя либо демонтировать здание, либо достроить, необходимо его установить, а это зачастую бывает затруднительно. «Была создана комиссия по выявлению и инвентаризации бесхозного, заброшенного и разрушенного имущества, – говорит директор департамента городского имущества Александр Добровольский. – Если владелец подобного объекта умер, а наследников нет, то органы местного само­управления могут обратиться в суд о признании наследства выморочным (оставшимся без хозяина. – Авт.). В этом случае незавершенный объект может быть передан в коммунальную собственность».

После этого его можно сдать в аренду тому, у кого есть желание и средства на достройку либо демонтаж объекта. Правда, желающих превратить огромные мари­упольские «заброшки» в жилой дом или торговый центр почему-то немного, а у города хватает средств лишь на то, чтобы огородить дома-призраки и следить за тем, чтобы их территория не превращалась в стихийные свалки.

Возрождение недостроев возможно?

На улице Куприна, на месте заброшенного пустыря с остатками зданий, был построен современный рынок «Азовский». Остов недостроенного здания дома престарелых по улице Олимпийской «демонтирован» жителями, а сама территория будет отдана под строительство жилья для участников АТО. Многоэтажки «1-го квартала» планируют достроить, а затем расселить в них переселенцев и военных. При желании найти решение проблемы возможно…

Татьяна Собецкая, фото Евгения Носенко