Над вечным покоем

11 сентября 2018 в 14:33

В годы оккупации в центре Мариуполя хоронили не только немцев

В мае этого года перезахоронили всех немецких солдат и офицеров, которые покоились в Театральном сквере со времен Второй мировой войны. 528 немецких военных, похороненных в нашем городе в 1941-43 годах, теперь покоятся на воинском кладбище Харькова. Раскопки в Мариуполе проводило специализированное предприятие из Харькова «Военные мемориалы "Схід"».

Не так давно тема получила продолжение. К нам обратилась 80-летняя жительница города (пожилая женщина не захотела, чтобы публиковали ее фамилию) и рассказала о том, что в годы оккупации в том сквере хоронили и местных жителей. Ее близкая родственница была убита осенью 1941 года, и предали земле ее как раз там. Могила находилась в том самом месте, где после войны в сквере стоял памятник Андрею Жданову и была разбита клумба.


Тайны Театрального сквера. После освобождения города немецкое кладбище сровняли с землей, а о захоронении здесь расстрелянных мариупольцев достоверно ничего не известно.

«После войны меня водила туда мама, которая сама и хоронила там тетю в 1941 году. Я помню, как мы туда ходили. Никаких обозначений на могилах мариупольцев, как, впрочем, и немцев, не было. Парк да и парк, клумбочка. Мама говорила мне: здесь не только тетя похоронена, но и другие наши советские люди… И все приговаривала: как хорошо, что на ее могилке посажены цветы», – вспоминает женщина.

Первый памятный знак Андрею Жданову в сквере появился в 1949 году. Драматический театр построен на десять лет позже. Мариупольский краевед Александр Бутт, помощник «Военных мемориалов "Схід"», во время раскопок немецкого кладбища рассказал: «В послевоенное время первый памятник Жданову был установлен ниже фонтана, в сторону современного здания ДОСААФ. Раскопки в поисках каких-либо захоронений там никогда не велись».

Погибла от немецкой пули

Наша читательница вспоминает: в начале 40-х годов прошлого века на проспекте Мира, немного ниже нынешней школы искусств, находился военный городок, или военный двор, как раньше называли в Мариуполе это место. Здесь в одноэтажных домиках жили семьи военных. Напротив, через дорогу, в то время располагался Мариупольский городской совет.

Именно в этом квартале в первые дни оккупации города было много жертв: осенью 1941 года фашисты искали коммунистов и скрывавшихся красноармейцев, убивали их близких. И убитых в военном городке мариупольцев потом хоронили в сквере, говорит наша героиня, ссылаясь на рассказы матери и соседей.

«Стоял октябрь 1941 года, – рассказывает мариупольчанка, – жители военного городка, в основном женщины и дети, прятались в подвалах».

Молодая родственница нашей собеседницы, жена военного, который ушел на фронт, пропустив людей, зашла в подвал последней и закрыла за собой дверь. Фашисты, обнаружив прячущихся, открыли дверь и с ходу выпустили в людей автоматную очередь...

Историки сомневаются

«Думаю, что мама, чтобы похоронить тетю, получила на это у немцев специальное разрешение, – говорит женщина. – Могилы немецких солдат и офицеров находились в стороне магазина «Светоч», а советских граждан – в восточной части сквера».

За комментарием мы обратились в Мариупольский краеведческий музей. Сначала к заместителю директора по научной работе Раисе Божко, затем к заведующей отделом истории Надежде Гашененко. Но данных о советских захоронениях в сквере у них нет. И работники музея сомневаются в рассказе мариупольской пенсионерки.

Наша собеседница вспоминает, что в советское время не было принято говорить вслух и уж тем более писать о могилах в сквере у драмтеатра. Ни о захоронениях немцев, ни советских людей.

Виктор Старченко, руководитель предприятия «Военные мемориалы "Схид"», рассказывает:

«Мы работали по готовой схеме немецкого кладбища, ее нам предоставили представители Германии. Прошла идентификация останков каждого человека, которого находили в мариупольском сквере. Проводил ее представитель Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями (Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge), устанавливал личности всех немецких военных. И нашли мы там исключительно немцев и одного красноармейца. Других советских граждан не обнаружено».

Чтобы люди помнили

Кто может точно сказать, что в Театральном сквере нет захоронений расстрелянных в войну мариупольцев? Если даже останков немецких военнослужащих в сквере до раскопок предполагалось найти в два-три раза меньше?

«Мы имели карту-схему лишь 160 немецких захоронений плюс информацию о том, что в сквере  еще есть второе немецкое кладбище. Исключить другие захоронения, как советские, так и более ранние, я не могу, – отмечает Виктор Старченко. – В сквере до войны была церковь, надо отталкиваться от этого факта. Могилы священнослужителей там могли быть точно. Мы дошли максимум до территории фонтана. Дальше в сторону бывшего здания ДОСААФ мы не продвигались, и потому не знаем, что может находиться под землей на этом участке».

Нет данных о советском кладбище и у краеведа Александра Бутта:

«Но несколько могил расстрелянных мариупольцев в сквере запросто могут быть. Если бы их было больше, об этом  мариупольцы знали бы, полагаю. И никаких разрешений на захоронение тогда не требовалось, я уверен на сто процентов. Немцы не занимались этим, время было страшным, и люди даже во дворах домов хоронили близких. Я, как представитель старшего поколения, подобные военные могилки еще помню: простые холмики без крестов».

Пожилая мариупольчанка не просила об установке мемориальных досок или знаков на месте предполагаемого захоронения расстрелянных немцами людей, просто ей хочется, чтобы люди помнили…

Мария Королева