И физик, и лирик: жизнь в единстве

24 апреля 2017 в 10:41

Молодой мариупольский художник доказывает, что главное – не противопоставлять одних другим: жизнь полнее и ярче, когда противоположности дополняют друг друга

Александр Малаховский, идейный вдохновитель Лиги свободных художников Ars Altera, с детства являл собой яркий пример «технаря». Благодаря отцу, человеку с техническим складом ума, и обилию промышленных гигантов в Мариуполе, парень выбрал своей профессией стремительно набиравшую популярность информатику. «Отец в свободное время занимался починкой радиотехники, привил любовь к электронике, да и точные науки давались мне легко, – вспоминает Александр. – Учился в Одессе, в универе задавали много сложных расчетов, изучали программирование, было интересно и увлекательно».

А вот серьезно заниматься живописью Александр Малаховский начал значительно позже, хотя признается, что рисовал с детства, но не считал это настолько серьезным делом, чтобы посвятить ему всего себя. Потому в юности не окончил даже художественной школы.

Знаменитая дискуссия между физиками и лириками началась в далеком 1959 году с виртуального спора между Ильей Эренбургом и Игорем Полетаевым в газете «Комсомольская правда». И если Илью Эренбурга не нужно было представлять советскому читателю, то его оппонентом выступил молодой кибернетик Игорь Полетаев, к слову, ставший одним из первых популяризаторов своей науки. Тогда не только профессиональные «физики» и «лирики», но и обычные граждане страны встали в ряды сторонников и противников спора. Это был удивительный феномен публичного выяснения вопроса, за кем будущее человечества, между представителями науки и искусства.

В споре физиков и лириков творческая натура Александра Малаховского впервые во весь голос заявила о себе в конкурсе «Краски руды, угля и металла», который проводила в 2011 году Группа Метинвест. Тогда в Мариуполе на суд жюри было представлено более 100 работ.

«Оказалось, что до того никто не устраивал в городе подобных мероприятий на протяжении 20 лет, то есть со времен Советского Союза, – вспоминает Александр. – Разве мог я не выставить свои работы на такой конкурс, тем более что к тому моменту уже несколько лет писал маслом и мне хотелось услышать мнение профессиональных художников».

Интересно, что в конкурсе «Краски руды, угля и металла» Александр Малаховский принял участие в составе арт-дуэта Ars Altera вместе с Павлом Пономаренко. Оба более 10 лет трудились вместе в управлении автоматизации на меткомбинате «Азовсталь», но долгое время не знали, что у них не только работа общая, но и хобби. А выяснив это, решили вместе искать свой путь в живописи.

И здесь физик и лирик у Александра пошли в ногу: практик подсказал творческой личности, что нужно заявить о себе, чтобы к лирической составляющей окружающие относились с уважением и чтобы привлечь в свои ряды как можно больше молодых начинающих художников.

На ребят обратили внимание: буквально за несколько лет Александр и Павел провели персональные выставки, причем не только в Мариуполе, но и в Киеве. При этом, как отмечали специалисты, на их выставках словно сошлись две стихии, настолько зачастую несопоставимы были и стиль, и отношение к форме. «В этом и изюминка, – утверждал тогда Александр, – разные вещи имеют общие корни».

Впрочем, Павел Пономаренко предпочел быть волком-одиночкой, целиком ушел в творчество и забросил организационные дела. Александр Малаховский, как истинный физик, доводящий дело до логического конца, принялся активно развивать детище и уже в августе 2014 года официально зарегистрировал общественную организацию «Лига свободных художников Ars Altera». А вот дальше в натуре Александра верх взял лирик: на собственные деньги он арендовал помещение в самом крупном торговом центре Мариуполя, чтобы развивать и продвигать в массы творчество начинающих художников.

Писать о молодых художниках легко и сложно одновременно. Просто – потому что можно не сомневаться: впереди у них большая дорога и по ней нужно идти смело и ярко, иначе ничего не добьешься. Трудно – потому что указывать на явные ошибки нужно очень осторожно, чтобы ненароком не обидеть. И тем не менее невероятно интересно – даже просто наблюдать, как меняются взгляды на творчество.

«Трудно сказать, к какому жанру живописи можно отнести мои работы, – говорил Александр Малаховский в 2012 году. – Я считаю, что современная живопись – это синтез разных направлений. В любом случае на мировоззрение художника влияют и классические работы старых мастеров, и импрессионисты, и модный ныне contemporary art. Даже технически интересно пробовать реализм и сюрреализм, простой натюрморт и глубоко продуманную сюжетную работу. В каждом направлении свой цвет и свет, отношение к работе и даже настроение. Поэтому и нет в моих картинах единого стиля, так как считаю, что художник, выработавший свой стиль, пусть даже оригинальный и ни на кого не похожий, перестает прогрессировать как личность и рано или поздно теряет интерес к творчеству».

«Отсутствие профессионального художественного образования считаю своим большим плюсом, – утверждал ранее Александр Малаховский, – у меня нет зависимости от академических традиций. Но и минусом – многие тонкости живописи приходится изучать самому, часто ошибаться и «набивать шишки». Однако это заставляет быть более настойчивым и требовательным к себе».

Сегодня молодой художник уже более осторожен в своих оценках: «В творчестве должно быть ремесло или навыки, без этого не обойтись. Потому я поступил в художественную школу имени Архипа Куинджи. Сейчас интересуюсь анатомией, композицией, цветоведением».

И как физик задает себе вопрос: «Но какой процент ремесла вкладывать в творчество? В ремесленничестве все приедается, «забивается» рука и все перерастает в какую-то повседневность и единообразие. Потому творчество и отличается тем, что несет что-то новое и для автора, и для зрителя».

Спор технарей и гуманитариев бесконечен, как сам мир: так и будут конкурировать физики и лирики, по мере сил внося каждый свой вклад в развитие. И родится новый Леонардо да Винчи, способный одинаково гениально проявлять себя как в науке, так и в искусстве.

«В ремесленничестве все приедается, «забивается» рука и все перерастает в какую-то повседневность и единообразие. Потому творчество и отличается тем, что несет что-то новое и для автора, и для зрителя».

Публично о личном с Николаем Пожогиным