Душа, живущая в кисти

14 июня 2018 в 17:25

Евгений Скорлупин и его живописная история Мариуполя

Имя заслуженного художника Украины Евгения Скорлупина не нуждается в представлении ни в нашем городе, ни в Украине. Его картинами любовались в Сирии, Ливане, Египте, Франции, Италии на передвижной выставке художников Мариуполя, которую в свое время организовало общество дружбы итальянского города Равенна. 

О любви к искусству

«Художник видит все по-другому, четче, острее и активнее воспринимает гармонию. И хотя недостатки есть у всех, люди, которые по-настоящему любят искусство, как правило, плохими не бывают», – считает Евгений Скорлупин.

Благодаря инициативе Евгения Скорлупина и его коллеги по цеху Олега Ковалева в Мариуполе состоялся первый Мемориал Архипа Куинджи, и уже только за это оба художника достойны отдельной страницы в золотой летописи нашего города.

Во время учебы в Ростовском художественном училище имени Митрофана Грекова наш земляк занимался в мастерской преподавателя живописи Тимофея Теряева – ученика Мартироса Сарьяна, выдающегося армянского художника. Потому нет ничего удивительного в том, что в некоторых полотнах Евгения Петровича можно заметить отголоски стиля и колористики великого ­мастера.

«Мне нравится писать пейзажи, натюрморты, природу, которая окружает. Раньше, правда, больше приходилось ездить. Теперь вот рядом чудесная природа Приазовья, море красивое...» – говорит художник.

Мариуполь вдохновляет

Сегодня Евгений Скорлупин практически не работает с красками: слегка пошатнулось здоровье, но благодаря заботам жены Ольги Дмитриевны процесс реабилитации проходит успешно.

«Скоро поедем в Бучу к внуку, он у нас окончил первый класс, – говорит Ольга Дмитриевна. – Там остался дом моих родителей, в котором сейчас живет сын с семьей. За забором нашего дома усадьба композитора Льва Ревуцкого, красивейшие места. Правда, особняк уже разрушен, хотя планировали создавать музей, но пока есть только парк».


В горе и в радости, в будни и в праздники. Евгений Петрович и Ольга Дмитриевна Скорлупины отметили 52 годовщину семейной жизни.

«Кроме физической пользы, наберусь впечатлений. Сейчас в мастерской работать не доставляет никакого удовольствия – там нет света, – рассказывает Евгений Петрович. – Раньше Мариуполь был довольно развитым в плане изобразительного искусства. Живописцев можно было увидеть сидящими у мольбертов на побережье, пишущими с натуры. Словом, в рабочем ритме города ощущалось присутствие и этой творческой прослойки».

Мариупольский краевед Сергей Буров писал о художнике: «Значительное количество станковых полотен Евгения Скорлупина посвящено родному городу. Он с увлечением писал этюды на судоремонтном заводе, примостив этюдник где-нибудь у доков, или отправлялся в порт, и итогом этого становилась новая картина. Но для мастера Мариуполь – не только промышленный пейзаж. Это и метелка проса, сорванная в окрестностях города, и девушка-сварщица на заводе, и развешенная на провяливание азовская рыбешка где-нибудь во дворе на Кировке или Песчаной, – натюрморт, знакомый со времен босоногого детства».

С Богом в душе

«Мама пела в церковном хоре, участвовала во всех церковных собраниях, ездила с хором в Вильнюс, Ригу, Харьков. Часто оттуда приезжали записывать ее голос, – вспоминает Евгений Скорлупин. – Разговоров о религии в семье не было, поскольку время было уже другое. Я был и октябренком, и пионером, и комсомольцем. На флоте даже учился в партийной школе, добровольно-принудительно, так сказать. Вот до коммуниста не дорос. Но всегда жил и живу с Богом в душе, родители сызмальства привили десять заповедей, ими руководствуюсь по жизни. Все идет от Бога».

Николай Пожогин