Авангард: 30 лет спустя

22 декабря 2017 в 17:12

Живописные произведения легендарной группы художников «Мариуполь 87» радуют посетителей юбилейной выставки

Нынешняя выставка не первая в уходящем году, на ней представлены полотна 15 авторов, объединившихся 30 лет назад в группу «Мариуполь 87». Тем не менее здесь есть и те работы, которые пока не видели ценители прекрасного. Это еще одна прекрасная возможность окунуться в то перестроечное время, когда запрещенный авангард стал доступнее рядовому гражданину, а также узнать, чем сегодня дышат прогрессивные мариупольские ­художники, организовавшие тогда своеобразный творческий протест в стране, где только начал подниматься «железный занавес».


Из андеграунда в мэтры. Сегодня живописцы вместе собираются только на вернисажах.

От Жданова к Мариуполю

«История создания группы началась в далеком 1987-м, когда наш город еще носил имя партийного идеолога советской эпохи, а общественное движение по переименованию, точнее возвращению исторического имени, только зарождалось», – рассказала Татьяна Були, заведующая ­художественным музеем имени Архипа Куинджи.

Именно тогда молодые художники Анатолий Манохин, Евгений Золотько, Владимир Харакоз объединились для совместной выставочной деятельности. Смелость их была и в том, что в названии своей группы они использовали еще не возвращенное историческое имя города, которое даже произносить в официальной обстановке было сродни крамоле.

Новые имена

Вскоре зачинщиков поддержали Сергей Баранник, Александр Бондаренко, Василий Чапни, Татьяна Лысенко, Светлана Медовник, Владимир Миски-Оглу, Людмила Этенко, Юсеф Ахмед-Фатхи, Анатолий Кальченко, Владислав Махотин, Валерий Крамаренко.

Позднее в объединение вошли Александр Шпак, Сергей Кириллов, Вадим Лановой, Светлана Деренчук, Михаил Гаплевский, Александр Овсянников. Члены группы пользовались любой возможностью заявить о себе – выходили с работами на улицы, в парки и скверы. Они мечтали вернуть городу историческое название и совершить революцию в искусстве.

«Каждый из них к тому времени уже имел свой стиль в живописи, но именно в конце 80-х годов их объединил интерес к заново «открытому» авангарду начала ХХ века, который был практически запрещен в СССР, – пояснила Татьяна Були. – У молодых художников было желание изменить доминирующий тогда в живописи соцреализм, который не отвечал потребностям нового времени».


«Мариупольские художники 80-х». Тимофей Сивухин.

Да здравствует авангардизм!

Первая выставка состоялась в 1987 году в вестибюле Дворца металлургов, что также было смелым шагом со стороны Владимира Голованя, бывшего в то время директором этого учреждения культуры. Автор этих строк хорошо помнит уличные выставки группы «Мариуполь 87» на Театральной площади ко Дню города. Неожиданное начинание – вот первое впечатление, причем непонятно для чего затеянное, ведь мы привыкли видеть произведения искусства только в музеях. Затем наступил шок от изображенного на полотнах – это резко контрастировало с привычными репродукциями в журналах и школьных учебниках. Ведь главный посыл, по признанию молодых художников, был таким: долой соцреализм, да здравствует авангардизм! Естественно, горожане интересовались у авторов происходящим, пытались вникнуть в смысл нарисованного (как без этого наследия совка!) и, по большей части, спешили в ярмарочную суету городского праздника тех лет.


«Сон земли». Василий Чапни.

На пути в Европу

Понятно, что это сегодня мы можем анализировать и говорить о том, что мариупольский авангард все-таки сделал свое дело. В народ пришло альтернативное искусство, кто-то его принял как само собой разумеющееся, кто-то остался на твердой платформе соц­реализма. Но и сегодня мало кто задумывается над тем, что молодые художники Мариуполя повторили путь авангардистов начала прошлого века, также стоически отрицавших наследие академической школы.

«Казалось, в пространстве витала потребность внутренней свободы, поскольку мы жили в имперском режиме, не было возможности самовыражения, – признается сегодня Владимир Харакоз. – Мы были уверены, что общество было безликим, поэтому людям необходима встряска».

«Выставки группы «Мариуполь 87» прошли с огромным успехом в Донецке, – вспоминает Татьяна Лысенко. – Далее – первый выезд за границы республики: Рига, выставочный зал Союза художников Латвии «Арсенал». Затем выставку мариупольцев принимал Киев в музее «Михайловская трапезная». Это стало знаковой вехой, сделавшей художников заметным явлением в художественной жизни Украины. В 1991 году группу «Мариуполь 87» приглашают принять участие в Международной выставке «Україна. Нові імена», которая состоялась в Вене, в центральном австрийском выставочном зале «Меццо-Палас». Затем одна за другой следуют выставки в Италии, Франции, Германии, они вызывают неподдельный интерес, и как следствие – приобретение живописных полотен крупными европейскими музеями, фондом Министерства культуры Украины, коллекционерами, ценителями живописи».

Николай Пожогин